вторник, 23 июня 2015 г.

Сталинградский С.

Впервые в городе-герое Волгограде я побывал весной 1985 года. Горбачёв месяц назад стал первым человеком СССР, а я всего-навсего временно покинул Астрахань. Это был вообще первый мой выезд не только из пределов области, но и из пределов города. Отрок я был тогда самого нежного возраста, сколь тупенький, как вся молодёжь, столь и впечатлительный.

Это была традиционная для всех астраханцев поездка к соседям на один день - никаких гостиниц и даже квартир. Ночной поезд Астрахань-Волгоград, а затем весь день на ногах. Один длинный поход по музеям-панорамам, набережным, ещё каким –то музеям с элементами бронепоезда, перекус какими-то пирожками в запивку «Буратиной»  и в заключение, конечно, Мамаев курган и Мать-родина. Затем праздничное пожирание мороженого, и железнодорожный вокзал с многочасовым ожиданием поезда, возвращающего нас в родные астраханские степи…

Та поездка запомнилась мне первыми в жизни туристическими впечатлениями.
С тех пор прошло (ояябу!)  30 лет. (Я старый и меня девушки не любят(( … ) С каждым годом из памяти что-то улетало. И набережная растворялась в памяти, и музей с бронепоездом, и даже от всего музея-панорамы остался один согнувшийся от перегрева оружейный ствол – даже не помню, что это было за оружие – автомат? Пулемёт? Наш или немецкий? Панорамы я не помню совсем.

От того посещения Мамаева кургана в памяти остался только мужик с гранатой, который встречает посетителей комплекса первым. Не помню я с того посещения кургана и самой мамы-родины, ни руки с факелом… Помню их уже с других посещений – более поздних – но с того – тридцатилетней давности – не помню. Произошло это отчасти потому, что все эти величественные монументы, изваянные уже при дорогом Леониде Ильиче, были стилистически как бы… моими современниками: бетон, стекло… 
Но это только одна причина. Вторая – всех их затмил один единственный экспонат, который ровесником моим не был.

Экспонат этот рос прямо из войны.


И следы этой войны были на нём настоящими. Настоящие рваные осколками и пулями раны. Пробитая, покорёженная свинцом сталь. Но что ещё более важно – это то, что экспонат этот стоит не в музее, не на территории мемориального комплекса, а просто в городе. И мимо него вот уже теперь больше 75 лет каждый день ходят люди.

Это Сталинградский Столб.



Тогда – 30 лет назад - страна праздновала 40-летие победы. И ветеранов тогда были толпы. Я попал в Волгоград в апреле и до майских праздников оставалось, кажется, недели две. Конечно никаких витиеватых метафор и аналогий, вроде тех, что я привожу сейчас , тогда у меня в голове не роилось. Я просто стоял, смотрел на этот столб, растущий из «до войны» и, честно говоря, просто ахуевал. Я засовывал палец в пулевое отверстие – в эту истерзанную сталь –  и никакая бабка-смотрительница на меня не орала. Я трогал этот экспонат руками – и своим скудным отроческим умом понимал – что вот сейчас я трогаю руками войну - ту самую – Великую Отечественную.




 И это произвело на меня неизгладимые впечатления! Это столб был не просто свидетелем войны, это был ровно такой же ветеран войны, как вон те ветераны с орденскими планками на пиджаках. Даже больше! Этот столб был не единожды убит, расстрелян, распорот… но вот сейчас он по-прежнему стоит! Кому пришла мысль сохранить его? Кому достало смелости поддержать это решение, не беспокоясь о том, что возможно он будет портить вид вновь отстраивающегося города!  Люди эти, наверное, уже мертвы, а подопечный их стоит, и думаю, произведёт впечатление ещё не на одного подростка.

Как я тогда завидовал Волгограду! Они ж практически в центре города – у вокзала! – имели столб, который пережил ВОЙНУ! Который видел и прошёл сквозь неё вредимым, но до сих пор существующим в пространстве этого воскресшего города!
И как я тогда плевал на Астрахань, за то, что у нас в массе своей одни деревянные столбы неопределённого времени установки. Есть и бетонные в центре, но они совсем новые. Есть и железные, но они явно послевоенные и свидетелем никаких героических времён и событий они не являются!...

Какое унылое болото, эта вонючая Астрахань, в которой НЕТ и не может быть ничего подобного! Пусть не прострелянного, пусть даже не железного! Но хотя бы довоенного!
Нет, здания это не то. Здания не жрёт коррозия, как метал или сталь. В зданиях вообще люди до сих пор живут. Здания – это среда обитания, а значит они до сих пор живы.

А тот сталинградский столб мёртв. Он цел, но он мёртв. Он жив, но он мёртв. К нему не тянутся провода, и он не исполняет своей функции – той, для которой поставлен – проводить электричество и нести свет в дома. И даже при том, что он мёртв и не функционален – его оставили жить и существовать. Он стал экспонатом.




Значит, такое возможно? Возможно! Возможно, где угодно, кроме нашего засранного городишка. Почему меня угораздило родиться в такой дыре, где нет ни одного довоенного столба?

На верхней полке плацкарта я отвернулся к стене и тяжело, печально вздохнул.
- Бля, угораздило ж родится в мухосранске……

…………………………………………………………

Прошло тридцать лет. Я исправил эту историческую несправедливость.

Я нашёл в Астрахани столб. Железный. На нём нет пулевых и осколочных ранений. Он не довоенный.

Он – ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ. Пулями в него было сложно попасть.



(продолжение будет завтра)

Комментариев нет:

Отправить комментарий