воскресенье, 15 марта 2015 г.

Астрахань помнит. 70 лет Великой Победе

В преддверии приближающегося праздника победы, хочу поделится несколькими страницами из очередной обработанной-распознанной (но пока не выложенной) мной книги для «Архива Троцкого».
 Это мемуары астраханских работников ЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ.
 Повествование представленного куска книги касается событий военных лет происходивших в окрестностях города Астрахань.

Но сначала, всех астраханских пользователей соц.сети  «ВКонтаке» оповещаю, что там создана группа  «Астрахань помнит | 70 лет Великой Победе».

Это, разумеется некоммерческий, я б сказал - мемориальный проект, призванный нам, олдфагам, напомнить, а молодёжи узнать о страницах истории Великой Отчественной войны, в том числе о роли астраханцев в событиях тех лет.

Несмотря на то, что я к этому проекту организационного отношения не имею – с удовольствием его тут (если можно сказать) рекламирую и приглашаю вконтактных жителей к нему присоединяться:






Итак, из жизни астраханского СМЕРШ:


«…Уже с 1942 года, с началом военных действий в районе Сталингра­да и Северного Кавказа Астрахань становится прифронтовым городом. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1943 года была образована самостоятельная Астраханская область вместо упраз­дненного Астраханского округа Сталинградской области. С образова­нием области с 1 января 1944 года было образовано Управление НКГБ по Астраханской области.

Главной задачей астраханских чекистов в этот период оставалось выявление и уничтожение вражеской агентуры и диверсионных групп на Сталинградском фронте и подступах к нему, обезвреживание вра­жеских лазутчиков в городе Астрахани и его окрестностях. Во вражес­кий тыл направлялись спецгруппы, подготовка которых велась в спе­циальной школе под руководством А. М. Доброседова. В 1943 году в Наримановском районе органами НКВД была ликвидирована анти­советская повстанческая группа из казахского населения, ставившая своей целью переход на сторону немецко-фашистских войск. В Енота- евском районе имелись отдельные малочисленные группы из числа дезертиров, занимавшихся грабежом местного населения.

С 1942 года против Сталинградского и Северо-Кавказского фронтов Советской армии действовал германский разведцентр «Абверкоманда 101», которая для организации более эффективной разведывательной деятельности в соответствующих направлениях выделяла специальные группы и отряды. При оккупации Элисты «Абверкомандой 101» была создана специальная разведывательная команда, возглавляемая зондерфюрером Верба Отто Рудольфовичем (кличка «доктор Долл»). Ука­занная команда имела задачей проведение разведывательной работы в тылу частей Советской армии.

В 1942 году из изменников родины было сформировано калмыцкое воинское соединение, командиром которого являлся тот же Верба О. Р. Первый эскадрон этого соединения специально предназначался для сбора разведывательной информации в тылу Советской армии и прове­дения карательных операции против советских партизан, направляв­шихся в калмыцкие степи после специальной подготовки в Астрахани. Так, заброшенные на территорию Калмыкии в сентябре-октябре 1942 года партизанские группы под командованием Гермашева и Адучиева были захвачены подручными Вербы О. Р. и расстреляны.

Разведкоманда занималась также заброской своей агентуры в город Астрахань, снабжением ее явками. Так, заместитель «доктора Долл а», занимавшийся вербовкой и переброской агентов-разведчиков, Биданоков Николай Ажихазович (носил кличку «Шамиль») через бывшую жительницу поселка Трусово Бобкову Полину Георгиевну, находящу­юся в то время в оккупированной немцами Элисте, получил два астра­ханских адреса. Адрес сестры Бобковой — Корсунской Марии Влади­мировны, проживавшей по ул. Мельникова, 4 и адрес подруги — Косенковой Татьяны Алексеевны — пос. Трусово, ул. Ленина, 37. Эти адреса удалось получить нашему агенту «Астрову» и передать в Центр.

Естественно, что эти квартиры были взяты нашей контрразведкой под пристальный контроль, началась длительная контрразведыватель­ная операция против «Абверкоманды 101»...

В 1944 году вражеское командование решило задержать наступление советских войск, для чего разработало план, согласно которому в ты­ловые районы страны намечалось забросить большие отряды абверов­цев и завербованных предателей с тем, чтобы они нанесли там не­сколько сильных и неожиданных ударов. Астраханские степи были одним из районов, выбранных для осуществления этой акции.

В результате успешно проведенной радиоигры два транспортных са­молета «Юнкерс-290», на борту которых находилось 40 сотрудников абвера и предателей, «благополучно» приземлились на территории области. Здесь они были окружены и обезврежены. На месте пленения шпионско-диверсионной группы были захвачены четыре радиостан­ции разной мощности, коды, шифры, оружие. В осуществленной опе­рации активное участие принимали и астраханские чекисты.

23 мая 1944 года далеко за линией фронта, в Калмыцких степях, в районе поселка Утта, немецкий самолет «Юнкерс-290» пытался вы­садить отряд диверсантов из 24 человек. Командовал отрядом капитан немецкой армии фон Шеллер, по кличке Кваст. Посты службы воз­душного наблюдения и связи Красной Армии зафиксировали, что линию фронта перелетел вражеский самолет и контролировали его полет в нашем тылу. 
В воздух поднялась наша истребительная авиация, а в места возможной высадки десанта были направлены оперативные группы. Вражеский самолет при посадке был захвачен. Следствие вы­явило, что отряд Кваста имел задание подготовить с помощью наци­оналистических банд на территории Калмыцкой республики базы для обеспечения переброски по воздуху со стороны гитлеровцев несколь­ких подразделений, состоящих из калмыков. В последующем на этой базе немцы намеревались перебрасывать вооружение, боеприпасы, продовольствие. Переброшенные должны были поднять восстание местного калмыцкого населения. На территории, захваченной восстав­шими, предлагалось установить мощную радиостанцию для передачи гитлеровцам донесений агентов с маломощных станций, действую­щих в восточных областях Советского Союза.

Было ясно, что если до гитлеровской разведки дойдет известие о захвате самолета с диверсантами», она будет предпринимать попыт­ки создать такие базы в другом месте. Решили связаться с немцами от имени диверсантов. Радист экипажа самолета Ганс Гансен и руково­дитель отряда согласились принять участие в радиоигре. За линию фрон­та была передана радиограмма: «Посадка — в 4. 55 московского време­ни. В 12.40 — атака русских истребителей. «Ю» уничтожен. Необходимое снаряжение спасли. Без воды и продуктов. 7 человек убиты, в том числе и радист Мусин. Лейтенант Вагнер, обер-фельдфебель Миллер и Осетров ранены. Находимся в районе Яшкуль. Положение благопо­лучное, охрану обеспечили. Ошибка «Ю» — садился днем, много си­дел. Надо ночью. Площадку готовим. До полного выяснения мною об­становки активных мер не принимайте. Радистом использую обер-лейтенанта Гансена. Слушаю вас по плану. Прошу указаний. Кваст».

В первую же ночь после передачи этой радиограммы немцы посла­ли еще один «Юнкере». Самолет кружился над районом высадки око­ло часа и подавал световые сигналы. Сигналы с земли ему решено было не подавать. Однако у немцев, по-видимому, сложилась уверен­ность, что все в порядке, а отряд Кваста перебазировался в другое место. Во всяком случае, от противника на другой день пришла радио­грамма:
«Для Кваста. Орган поздравляет. Принимаем меры развития опера­ции. Исполним указание, которое ожидаем от вас. Операция в духе рим­ское II готовится. Когда должна начаться? Начальник органа».

За этой радиограммой последовала другая. В ней говорилось: «В ночь на 30 мая у вас был Ю-252 для помощи. Вас не нашел. Сообщите собственные имена и назначение местности. Шифровать два раза. С этого момента только нормальные часы связи. Вскоре подбросим радистов. Всем привет. Ни пуха, ни пера. Капитан».

Из допроса арестованных было известно, что операция в духе рим­ское II означала переброску подразделений Долла.

Спустя некоторое время немцам сообщили, что отряд Кваста свя­зался с мелкими бандитскими группами, и для достоверности сооб­щили фамилию одного из главарей банды, действительно орудовав­шей некоторое время в этом районе. Передали координаты отряда, запросили помощь, оговорили условия для связи с ожидаемым само­летом. Другой радиограммой передали уточняющие данные о подго­тавливаемой посадочной площадке, сообщили расположение огней в случае прилета самолета в ночное время. И вот 9 июня 1944 года от немцев пришел ответ: «Подвоз, вероятно, ночью. 11 июня пришлем все необходимое. Опознавательный знак и окончательное решение сообщим. Капитан».

Днем 11 июня немцы сообщили об опознавательном знаке. Радио­грамма заканчивалась словами: «Самолет ожидается ночью».

Стали готовиться к встрече. Решили сделать несколько засад. На по­садочной площадке вырыли несколько десятков волчьих ям, располо­жив их в шахматном порядке. Тщательно замаскировали. Стали ждать. Ночью точно в назначенное время послышался гул самолета. Вскоре появился четырехмоторный «Юнкерс-290». С земли и с воздуха обменя­лись условными сигналами. Началась выброска людей и грузов на пара­шютах. Самолет делает третий заход. Идет на посадку. Перед самой оста­новкой вдруг оседает на одно крыло и круто описывает хвостом дугу. Угодил в волчью яму и замер. Из него выскакивают диверсанты, рассы­паясь вокруг самолета веером. Диверсанты и члены экипажа схвачены. Во время боя самолет загорелся. Оставшийся в нем груз и, как потом стало известно, три миллиона денег сгорели.

На другой день немцы получили радиограмму:
«Машина не прибыла. Почему? Кваст».

Последовала с определенными интервалами целая серия радиограмм с вопросами, на которые мог ответить только Кваст. Ответы они по­лучили все, и игра продолжалась. Конец ее был закономерен. Аван­тюрная попытка организовать бандитско-повстанческое движение в одном из районов Советского Союза провалилась».

За приведенными скупыми строчками фактов стоит многодневный труд коллектива людей, преданно и честно исполнивших свой долг перед государством, партией и народом, рисковавших жизнью во имя безопасности живущих и будущих поколений...

Еще одним направлением работы астраханских чекистов в этот пе­риод оставались розыск и разоблачение государственных преступни­ков — агентов немецко-фашистской разведки, пособников оккупан­тов, а также лиц, виновных в массовых истреблениях советских граждан. На территории области было разоблачено несколько предателей. Вот примеры уголовных дел этих людей.

Архивное уголовное дело № 580 на бывшего сотрудника разведор­гана «Абвергруппа 101» Мазепина Виктора Федоровича.
Мазепин В.Ф. с октября 1942 года работал в разведоргане «Абвер­группа 101», в составе которого находился на территории Элисты, оккупированной немцами. Следствию удалось доказать, что Мазе­пин В.Ф. являлся денщиком начальника разведгруппы зондерфюре- ра Гохштетера. В апреле 1943 года в Буденовске Луганской области поступил на службу в добровольческий калмыцкий корпус. Разыски­вался по всесоюзному розыску. В 1944 году был арестован и осужден за измену Родине.

Архивное уголовное дело № 1355 на бывшего агента фашистской разведки Захарова Александра Ивановича. В июле 1942 года он был завербован немцами и обучался в разведшколе, после окончания ко­торой использовался в качестве агента-радиста по перехвату радио­грамм советской разведки, занимался выявлением заброшенных в немецкий тыл советских разведчиков. В 1949 года был арестован и осужден.

Архивное уголовное дело № 4152 на бывшего агента фашистской разведки Винокурова Алексея Елпедифоровича, который в 1942 году сдался в плен, был завербован немецкой разведкой, прошел специ­альную подготовку и был заброшен в тыл советских войск. В 1944 году арестован и осужден.

9. Зак. 233

Комментариев нет:

Отправить комментарий