понедельник, 2 сентября 2013 г.

Глазами Сенкевича. Самара. Бункер Сталина.

Адольф Алоизыч был наивным дитём по сравнению с Иосифом Виссарионычем.
У Адольфа Алоизыча штабик в котором он спрятался был углублён в берлинскую землю на 16 метров. У Виссарионыча штабик был углублён в землю города Куйбышев на 37 метром. И он в нем даже не побывал.

Когда захватчики подступили к Москве было принято решение перевести – ну так… на всякий случай – ЦК партии в Куйбышев. За ЦК увязались все остальные. От иностранных дипломатических миссий до большого театра. От мосфильма до всяких нужных заводов. Сталин, однако решил не пропускать праздничный парад в честь 7 ноября на Красной площади и решил остаться – посмотреть. ЦК было очень огорчено тем, что не посмотрит парад и решило такой же для себя организовать в Куйбышеве.

Праздничного парадного запала и напутственных речей генералисимуса бойцам советской армии хватило на целый месяц. В течении этого месяца они упорно не соглашались с доводами немецкого командования и требованиями вермахта прекратить безобразничать и немедленно пропустить их в город Москву! Интуитивно чуя, что ничего хорошего от этого гостеприимства СССРу не светит, красноармейцы с удовольствием вмерзали в снег, зубами скручивали провода связи, и весело закидывали гранатами превосходящие силы группы армий «Центр».

Через месяц – 5 декабря 1941 года, войска Калинского фронта, а 6 декабря войска Западного и Юго-Западного фронтов перешли в праздничное наступление на заманавшихся воевать с этими негостеприимными русскими, истинных арийцев.

8 декабря Адоль Алоизыч грустно сказал: «Пичалька…(((( »
И подписал директиву о переходе к обороне на всём восточном фронте.  


Сразу после этого в Москву из Куйбышева вернулся всесоюзный староста Михал Иваныч.

Но война была далеко не закончена. Битва под Москвой была только концом поражения, только началом будущей победы, но тогда конечно, после полугодового отступления, всё было под большим вопросом. Для всех. И для Самого Виссарионыча в том числе.

Именно поэтому, несмотря на контрнаступление под Москвой, всё равно, в феврале 1942, в городе Куйбышев, в обстоятельствах полной секретности московские метростроители, донбасские шахтёры, рабочие (и возможно ЗэКа) начали рыть большую вертикальную дырку в земле…

…………………………………………….

На самарскую площадь с памятником Василию Ивановичу фасадом выходит здание Самарской государственной Академии Культуры и Искусства. Некогда в этом здании располагался Куйбышевский обком партии. Со двора в здание нынешней академии ведёт маленькая, довольно узкая и очень неприметная дверь, в которую с 1943 по 1990 года входили только по спец пропускам.


В эту дверь конечно поочерёдно протиснулась и вся наша туристическая толпа. За ней оказалось маленькое прямоугольное помещение с увешанными информационными стендами стенами. Стенды рассказывали о чем-то оборонительно-наступательном, статистическом и героическом что было в Великую Отечественную. Интерьер комнатки напоминал советский красный уголок на каком-то предприятии. Вдоль наружной стенки этой комнаты расположился прилавок с изобилием магнитиков  посвящённых Самаре вообще и Иосифу Виссарионычу в частности совокупно и бункеру его так же. Тут же стояла и вешалка с генеральскими (или генералиссимусскими?) мундирами, фуражками и штанами. Заведовал всем этим коммерческим отделом живописный бородатый седовласый старец, сидевший на скамеечке тут же в углу.

Наша гид прочла нам вводную лекцию о том чего в бункере как располагается, сколько этажей, какая площадь, где находились помещения персонала и охраны, историю создания сооружения, и поочерёдно протиснувшись в ещё более узкую дверь на противоположной от старца стороне комнаты мы потопали вниз по лестницам.


Нужно сразу сказать, что бункер Иосифа Виссарионыча никак и ничем даже близко не напоминает нам известный по фильмам бункер Адольфа Алоизыча. Здесь нет в помине мрачных нордических бетонных стен, некрашеных и необработанных, низких давящих потолков и прочей мрачной атмосферы из Вольфенштайна.

Внутренность всего комплекса, а основная его часть это именно лестница, похожа на обычный подъезд обычного дома. Разница в том, что вместо заплёванных окон, и изрисованных граффити стен здесь в части пути стен в привычном понимании вовсе нет, в части – они в прекрасном, целомудренном состоянии. Окон же нет вовсе – их заменяет неназойливое электрическое освещение.


Весь путь вниз состоит из двух этапов – Спуска до горизонтальной поперечной шахты (на схеме на нём находится 7 этаж, и дальнейший спуск вниз – до места заседаний Комитета Обороны.


Первый этап: это лестничный марш в круглой вертикальной шахте, стены которой облицованы и укреплены специальными какими то плитками, похожими на тарелки от сух.пайков))))))). Что то очень прочное и «отчего-то-упорное» Они выкрашены белой краской, но это или сталь, или чугун, или броня какая-нибудь. Когда проходишь этот этап, попадаешь в недлинный коридор, на другом конце которого новый спуск вниз.

Эта часть бункера совершенно похожа на подъездную лестницу с, разве что, маленькими межэтажными  площадками, на которых находятся две двери по бокам и дверь лифта посередине. На каждой площадке находятся двери помещений в которых по замыслу должна жить обслуга и персонал охраны, находится складские помещения. Сейчас в этих помещениях кроме туристического посещения, проходят занятия по Гражданской обороне, для чего там оборудованы кабинеты с наглядными пособиями и стенды, и музейные комнаты рассказывающие о жизни города в годы войны, когда он был фактически запасной столицей СССР. Думаюэти комнаты легко превращаются в лектории при необходимости.




Две вот эти части бункера где то в середине разделяющего их коридора отделены друг от друга большими толстыми дверями, которые при необходимости предполагалось закрывать наглухо в случае нехороших обстоятельств о которых думать не хочется. Автономного жизнеобеспечения бункера хватало на несколько дней.


На самом нижнем этаже куда есть вход туристам, располагается коридор, в конце которого такой предбанничек – типо приёмная в которой должен был сидеть секретарь, из которой в обе стороны ведут два помещения: поменьше – кабинет Сталина и побольше зал заседаний. Есть этаж ещё ниже, но он технический – говносборник, и там смотреть нечего, нас туда не пригласили.

Понятно что никакого декора в этом комплексе и не предусматривалось. Относительно декорированы только эти два помещения – кабинет и зал заседаний. Но только в рамках целесообразности: создать какое-то подобие уюта. Остальные помещения имеют абсолютно утилитарный вид.

Когда наша группа вошла в этот приёмный предбанничек, образовалась пробка. Бункер не рассчитан на такое количество народа, поэтому пришлось самоорганизовываться. На тот момент одна группа туристов была в кабинете Сталина, друга в зале заседаний, третья – мы – между ними - в предбаннике. Нам предстояло сыграть в пятнашки и поменяться местами))))))


Все от волнений сразу издышали почти весь полагавшийся нам кислород, стали потеть, и торопиться протиснуться в нужное помещение. Я чувствовал себя спокойно. Так, как может чувствовать себя в такой ситуации человек, всю жизнь передвигающийся гуськом по узким рядам кировского рынка в 40-градусную жару. Гыгыгы… Море спокойствия. Океан безмятежности!

В кабинете Сталина, как и ожидалось всё скромно. На противоположных стенах висят портреты Суворова и Кутузова.




На столе стоит аутентичные лампа и телефон. Рядом со столом стул. Диван. Пара фальшивых дверей, которые даже не открываются. Распахнута дверь в сортир, где обстановка по нашим нынешним понятиям убога. Полукруглый филёнчатый потолок. Экскурсовод просит не садиться на мебель, но тупенько-дебильненьким ПТУшницам и ПТУшникам надо же что то выкладывать в одноклассники! Садятся. Позируют. Прикладывают к уху трубку, пока экскурсовод стоит спиной…
Я наблюдаю за этим и думаю как с этим бороться. Наверное всё-таки оголёнными электрическими проводами….


Так же гуськом перемещаемся через предбанник в кабинет заседаний. Это помещение значительно больше. По всему залу как в сталинском кабинете не пускают. Здесь висит музейная верёвочка, исполняющая роль запрещающего шлагбаума и экскурсанты толпятся только у входа. На противоположной стене огромная карта.


Тут же у входа в зал стоит большой современный телевизор по которому показывают коротенький фильм очень хренового качества о параде 7 ноября 1941 года прошедшем здесь – в Куйбышеве.

Омерзительная тогда была погодка, я вам скажу. Снега не было, но пронзительный ноябрьский ветер, мороз, открытое пространство площади… брррр… Сейчас вот сижу, пишу за окнами дождь – и то гадостно…


На обратном пути, тетя экскурсовод делиться с нами секретом как легко преодолеть путь вверх по этому огромному количеству ступенек. Надо загадать желание. Кто правильно сосчитает правильно количество ступенек у того оно исполнится. Хрен. Я ошибся на два десятка. Но психологический приём отвлечения от ужасов подъема совершенно верный. И не устали и не тормозили.

Надо сказать что многие отказались от похода в бункер именно по причине боязни подъёма из земных недр. Так как контингент на корабле был преимущественно старшего возраста, страх этот психологически наверное был оправдан, но фактически – совершенно нет!

Выйдя на лестничные марши дышать стало сразу легче. Поднялись на верх, к моему удивлению тоже без труда. В тамбуре у магнитиков вместе с седовласым старцем торговал теперь его сын. Я купил магнитик с Виссарионычем и вывалился на улицу.

Дождавшись знакомых попутчиков мы пошли к автобусу ожидавшему нас там же – у памятника Василию Ивановичу. Не торопясь. Наслаждаясь предвечерним освещением и кислородом.

Автобус неторопливо поворачивает на улицу, гид говорит нам что мы поедем через центр. К теплоходу. Кто желает прогуляться может выйти в центре и купив самарских конфект пройтись по набережной и насладившись видами Волги дойти до теплохода. Кто не желает – тот не вылазит из автобуса до конца маршрута. Ну ясен пень, что я желаю пройтись и насладиться!

Обзорная экскурсия продолжилась. Я практически ничего из неё не запомнил. А из того что запомнил не стану здесь пересказывать. Долго и не нужно. Пишу я для астраханцев и делюсь не сколько информацией сколько собственными действительными воспоминаниями о частностях этой поездки.

Я фотографировал фасады по улице по которой нас везли. И интерес к этим фасадам напрямую зависел от каких-то аналогий с фасадами и строениями нашего города. Например вот вам один фасад.


Деревянный дом. Судя по вывеске – нежилой. Музей-усадьба какая-то. Разобрать названия я не смог. В голову никому не пришло вставлять в него пластиковые окна. Реставрирован фасад более чем достоверно от скромной но необходимой резьбы, до дверных ручек. Я рассматриваю этот пример не как пример внешности музея, а как пример реставрации фасада деревянного дома постройки приблизительно третьей четверти 19 века.

Силюсь вспомнить пример хотя бы одной приличной, уважительной реставрации Деревянного фасада старинного дома в Астрахани – и не могу. Ни одного.

Вот ещё пример который перекликается с нашим городом. И даже с конкретным строением. О чем идёт речь вы я думаю ща без труда поймете.

В 1907 в самаре был построен цирк Олимп. По нынешним временам маленькое, по дореолюционным почти шикарное здание. В нем пел Шаляпин, была провозглашена Советская власть, и была масса прочих исторически важных событий. К середине 70-х годов оно пришло в ветхость, стало аварийным и реставрации не подлежало и в связи с физическим и в связи с моральным устареванием. Его снесли.

По логике нашего с вами города на его месте должны были воздвигнуть что?... Правильно: бетонное уё… чудовище, как это и было сделано в парке Аркадия у нас.

Но, то ли башка у этих самарцев не так устроена как у наших, то ли старьём они дорожат больше, но к проекту нового здания они отнеслись куда как корректнее, чем наши строители и архитекторы, куда как доброжелательнее…

Новое здание в своём внешнем оформлении не только сохранило большинство своих прежних видов, но и было расширено ничего не потеряв в прежнем облике, а ещё и приумножив имеющееся.

В 1987 году открылось новое здание.





Да. Наверное это не идеальный пример и где-нибудь в европах масса примеров восстановления утраченных зданий в абсолютно идентичном виде – где нибудь в Кёльнах или Нюренбергах. Но я то этот пример привожу в сравнении с нашим элеватором в парке Аркадия!!!!

Барышня из Самары вон в комментах к предыдущему посту написала о том что и у них в изобилии есть игнорируемые вниманием памятники архитектуры. Не сомневаюсь – есть. Где их в России сегодня нет? Но я видел в Самаре, в процессе обзорной экскурсии множество домов с искусным декором и все они в прекрасном состоянии! 


Смотрел я на них, а сам вспоминал дом на набережной Кутума рядом с травмпунктом – один из красивейших домов Астрахани наряду с Шарлау и домом Губиных – дворцом пионеров. И никто это дом в принципе не собирается восстанавливать! А он, даже без учёта его физического возраста просто тупо – очень красивый дом!!! И мы все сейчас  - в том числе ответственные за его сохранность и реставрацию – просто наблюдаем как от нас навсегда уходит  прошлое один из самых красивых астраханских домом прошлого века.

В нашем городе по большому счёту всего три улицы по которым можно водить экскурсии – это Советская, Никольская и часть улицы Кирова. Главное – никуда с этих улиц не сворачивать!

…………………………………………..

Автобус желающих прогуляться высадил у конфетного магазина а сам повез утомившихся к пристани. Я в путешествие получил назидание от тётушек купить непременно самарских конфет, как это случалось в доперестроечные времена. С этим намерением я, как и мои попутчики, завернул в этот фирменный магазин но покинул его меньше чем через минуту. Оказалось со времён Леонида Ильича многое изменилось! Раньше, когда у нас была своя кондитерская фабрика, наверное Куйбышевские конфеты были наверное определённым дефицитом.
Но сегодня во-первых и фабрики кондитерской в Астрахани уже нет, и слоган самарской фабрики «Россия – щедрая душа» известен теперь далеко за пределами Самары. Не просто известен, а лежит на полках астраханских магазинов в несколько слоёв. Поэтому я решил обойтись без шоколадных приобретений.


Свернув налево, к набережной я старался идти медленно. То ощущение – альтернативной, правильной Астрахани – усилилось и я шарил глазами и искал новые аналогии. До набережной я их не нашёл. Всё-таки гористость местности вносила в ощущения диссонанс, но там – на набережной что-то неуловимо напоминало мне нашу Розочку, Музыкальный фонтан, Волгу…


Думаю всё-таки бессмысленно пытаться эпистолярно передать свои ощущения. Лучше пожалуй я выложу картинки на обозрение.








Вдоль набережной, вблизи теплоходной пристани  много торговых сувенирных точек разной степени цивилизованности. Я отоварился в трёх чисто от нечего делать – ибо почти во всех лежит одно и тоже. Сожрал мороженку. Посмотрел на волгу, понимая что здесь вечернее освещение тоже очень напоминает наше. Полюбовался на тамошних девчёнок, и нехотя, ооочень нехотя поплёлся на корабль.

Бетонного пирса с пробивавшейся травкой я уже и не заметил. Переодевшись в расхлябанную рубашку и тапки я поднялся на третью палубу сел в креслице, и в состоянии ленивого, медитативного блаженства стал созерцать такой знакомый и незнакомый волжско-самарский вечер. Это был самый отдалённый от Астрахани вечер.


По Волге в изобилии туда-сюда сновали такие же как когда-то у нас «Москвы», что тоже усугубляло аналогии и я думал, пребывая в этом ленивом полу-трансе, что через какие-то минут 40 расстояние между мной и родным городом начнёт сокращаться и пружина терпения, находящаяся до этого момента в состоянии покоя начнёт всё больше и больше растягиваться. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий