суббота, 31 августа 2013 г.

Глазами Сенкевича. Самара-городок.

Вообще излагать все вот эти свои наблюдения и воспоминания не так сладостно как хотелось бы. Именно потому, что во всех этих посещённых городах видишь те мелочи которые пропущены или игнорируются у нас. И собирая эти мелочи по городам и приставляя их как « сексапил № 4 » к Астрахани, понимаешь как бы замечательно у нас всё было, если б все эти мелочи присутствовали у нас, учитывались бы нашими «кремлёвским мечтателями», воплощались бы ими в жизнь. 

Дьявол в мелочах! Они всё решают. Они делают жизнь удобной и приятной. Кайдзен – система такая есть. Многие про неё слышали. Постоянное совершенствование мелочей. Многие слышали, а внедрять её на нашей почве редко кто спешит… Проще, конечно, раз и навсегда построить монументальный театр, или мост, или что-нибудь другое, очень стационарное, что б стояло и больше не требовало доработок, чем постоянно что-то делать, подновлять, подкрашивать, следить… Но мы же все видим что даже такая большая штука как пирамиды стареет, разрушается, осыпается, приходит в упадок, а вот каждодневно опекаемые, заносимые-выносимые цветы в кадках у магазинов в европейских городах  делают жизнь значительно приятнее и красивее, чем полу-засыпанные песком глыбы пирамид. И именно такая опёка делает город в современном смысле европейским, а не многоэтажные уроды из стекла и бетона, как думается всем нашим прожектёрам-совершенствователям лика города.

Стремление к монументальности и грандиозности объектов мы унаследовали от советского, сталинского времени. И справлялись тогда мы с такими задачами блестяще. Но сортиры с дыркой в выгребную яму как были триста лет назад – так и остались. И нет особой надежды, что когда-нибудь они исчезнут. Мелочи которые составляют огромную часть нашей повседневности так и остаются неизменяемыми, ибо считается наверное, что не наше это дело, не царское, мелкое слишком для большого государственного ума.

Покинув корабль на пирсе Самары и оглядевшись, я решил, что наших начальников, настоящих и прошлых я пожалуй продолжу любить и здесь. Пристань, пирс, набережная – это же первое что видишь посещая какой-нибудь город водным путём. И слова о том, что набережная это лицо города, как выясняется, совсем не пустые слова, с той лишь оговоркой, что касаются они конечно в первую очередь водных туристов. Хоть в наше время этот вид туризма стал скуден весьма, по сравнению с предыдущими временами, но пока он ещё существует слава богу и им пока пользуются.


Набережная Самары представшая перед нами – это большая бетонная субстанция построенная наверное в 60-70 годах, состояния весьма запущенного и неряшливого. Трава пробивающаяся сквозь ступени лестниц и стыки бетонных глыб, воздушные спуски на основаниях прочных, но страшных по виду, общая такая неухоженность и неряшливость так меня угнетали, словно касалось это не Самары а моего родного города.



И вновь культорг Света дождалась всех подписавшихся на единственную в Самаре экскурсию, сверила списки и передала нас под опёку местного гида. От пирса к которому пристал теплоход к дороге на которой стоял автобус  вела лестница.


Пирс был внизу у самой воды, дорога находилась на более высоком уровне, разница между ними – такой же скос, какой был у нас на набережной до перестройки между пешеходной зоной и водой (на нём купались и рыбу ловили). Лестница вела вдоль него наверх.  Мы поднялись по ней и не торопясь – на этот раз стоянка наша подразумевалась на 5 часов – двинулись вдоль набережной по берегу. Сегодня предполагалась обзорная экскурсия заканчивающаяся посещением так называемого бункера Сталина. Достопримечательностью существовавшей с довоенных времён, но рассекреченной всего 20 лет назад .

И чем дальше от места нашей швартовки мы шли по берегу, тем тревожнее мне становилось…

Когда нас посадили в автобус, настроение моё было уже почти хреновое. Когда автобус двинулся, обогнул ближайший к набережной  квартал, и вернулся на ту же дорогу но двигался уже в противоположную сторону той что стоял сначала, настроение моё испортилось окончательно.

От зависти.


Где-то в течении ближайших двух минут я престал любить и губернатора, и обоих мэров, и промышленного гиганта… Оказалось что там, где нас высадили с теплохада – была не совсем Самарская набережная.

Набережная Самары отличается от астраханской набережной. В принципе. Конструктивно. Наша прогулочная зона резко обрывается вниз и там, внизу, уже вода. Самарская – плавно, под углом, как раньше наша, скатывается вниз и внизу ещё метров 25-30 до воды. В Самаре набережная двухуровневая. Вверху – прогулочная зона. Такая же как наша. Здесь гуляют бабульки с внучатами, влюблённые парочки, риальные посоны, роллеры, праздно шатающиеся туристы и горожане. Здесь идёт приятное, местами культурное времяпрепровождение, общественное питание и кислородные ванны. На нижнем уровне – том что у самой воды – раскинулся пляж, спортивные площадки, корты… тут люди ходят в трусах – кто спортивных, кто плавательных, принимают ванны солнечные и водные, загорают занимаются спортами.

Я не терзался тем, что самарцам не надо переезжать через волгу и только тогда купаться. Не завидовал кортам и спортивным площадкам. Нет. Я завидовал той – высокой части этой набережной. Тётя экскурсовод кажется обозначила её длину в пять километров. Не знаю какую часть из этих пяти мы проехали, прежде чем свернули в городские кварталы, но всю дорогу вдоль набережной в окнах автобуса были только деревья, деревья, деревья… Как поётся в ставшей моей любимой песне:
«А за деревом дерево, а за деревом дерево, а за деревом дерево, а за деревом КУСТ!
За кустом снова дерево, а за деревом дерево, а за деревом дерево, а потом снова КУСТ!....»
и так до бесконечности.




После набережной Астрахани – в общем, декоративно очень похожей на проносящуюся за окнами – та же тротуарная плитка, почти такое же ограждение, набережная Самары казалось если не лесом, то парком, сквером, большим зелёным и бесконечным. Я не мог конечно не вспоминать тот наш зелёный сквер, который был на месте сегодняшнего лысого места с музыкальным фонтаном. Секундами мне казалось даже, что я попал в другое измерение, и нахожусь сейчас в нашей Астрахани, в правильном, логическом её варианте, где не случилось с ней бед по имени Боцман и Хозяйственник, где город наш обильно насаждён зеленью, за которой ухаживают, холят и лелеют.

Где город выглядит не так как кому то взбрело в его тяжелобольную голову, а так как должен выглядеть город  существующий для людей, и людьми любимый.

Автобус  невыносимо долго мучил меня этим видом – неба, воды и деревьев. Но постепенно забирая вправо он уходил вглубь города. 


Сначала от волги отделял нас один квартал, потом два, мы проехали мимо бывшего пивоваренного завода Вакано, ставшего при Советской власти Жигулёвским пивоваренным заводом, мимо каких то других бывших промышленных зданий в которых нынче обосновались развлекательные заведения, мимо большого строящегося, насколько я понял храма, отливаемого из бетона, как строили Ярмарку и Алимпик… Тётенька экскурсовод по возможности старалась рассказать нам о самых значимых строениях проносящихся за окнами, а мы уже привычно хрустели шеей то в левое, то в правое окно.


К нашему горю в день когда мы прибыли в Самару случился понедельник. Поэтому все музеи в свой выходной были законно закрыты, и нам оставалось обозревать некоторые из них только со стороны.

Вот например самарский музей космонавтики. Тоже повод для зависти.


Самарский музей был создан в 2001 году. Ракета чисто-конкретно-реальная. Рядом с музеем тогда же в 2001 году открыли памятник космонавту. Вот этот оражневый покемон целиком сделан из пластика, и подразумевается что это какбэ Гагарин, в связи с чем на открытие даже пригласили дочь Юрия Алексеича, от чего некоторым особенно совестливым  самарцам  до сих пор несколько стыдно.

Так как в самаре выпускают всякие секретные космические корабли – Гагарин тут тоже какбэ свой человек. Почти символ города. Не знаю был ли он тут лично, но аллюзия на его светлый образ отражена в памятнике к которому мы подъехали позже.

Самара тоже по сравнению с Астраханью довольно гористый город. Может не такой как Саратов, и уж точно не так хаотично застроенный, но спуски и подъёмы здесь дело совершенно обычное.

И музей космонавтики, в котором мы не были и Монумент славы у которого были находятся на значительных возвышениях над Волгой. Но что удивительно подъем к ним мне в общем то давался совершенно без труда и никаких усталостей в членах от этого не ощущалось.


Приведу выдержку из Вики: Монумент Славы. Один из главных символов города. Открыт 5 сентября 1971 года. На 40-метровом пьедестале — 13-метровая фигура рабочего, держащего в поднятых руках крылья. Памятник символизирует собой вклад самарцев в создание авиационной промышленности страны.

Обратите кстати внимание на количество насаждений в видимой части города!


Недалеко от этого Монумента Славы - Церковь.
А фиг знает имени кого она! Нам про неё говорили мельком и то только потому, что вблизи неё находится шикарный памятник Петру и Февронии поставленный в 2011 году, который я обфоткал обильно в разных ракурсах. Очень понравился!






Церковь же для меня выдающаяся же тем, что там находится впервые мной виденный в принципе, фарфоровый иконостас. Прелесть в нём конечно есть, и в том числе от позолоты, но ещё больше в нём человеческого труда многих людей. И именно это меня заставляло долго вглядываться в детали визуализируя весь процесс его производства и установки. Представляете? Если на пол при установке обычного, деревянного иконостаса упадёт какая-то резная деревянная деталь – то отколовшуюся часть вполне можно приклеить и даже будет незаметно. А вот если на пол упадёт при монтаже какая-то часть фарфорового иконостаса – хрен тут обойдёшься  скоросохнущим клеем. Придется начинать целый кусок делать сначала – от отливки. А это очень геморойный процесс, поверьте!

Внутри я увы не фоткал ибо побоялся что после такого готического объявления на фасаде меня на месте подвергнут анафеме, побьют железными посохами аки Иоанн Васильевич бил сукинасына Якина, и  засунут в  отнимут фотоаппарат.


 Итак, от стелы с человеком и дельтапланом наверху, мимо Петра и Февронии и церковки мы спустились по ступенькам вниз, к подножию этого холма, сели в автобус и направились к наверное одной из двух главных площадей города Куйбышева. Там должна была закончиться наша обзорная экскурсия и пройти экскурсия в один некогда секретный объект – бункер Сталина в котором тот никогда не был.

Автобус подвёз нас к памятнику Василию Ивановичу  и увязавшейся за ним толпе пьяных мужиков. Мы покинули автобус  и гуськом засеменили за бодрой экскурсоводшей постбальзаковского возраста. Семенили мы во внутренний двор одного из зданий выходящих парадным фасадом на эту самую площадь.



Вечерело. Было не жарко. Солнце клонилось, периодически прячась за матовые облачка. Была самая благодатная погода для экскурсий по городу. Но нам, увы, предстояло спуститься под землю. На 8 этажей вниз.


2 комментария:

  1. Несмотря на то, что я прожила в Самаре 3,5 года, а потом еще несколько раз наведывалась на учебу, с упоением все посмотрела и почитала. Так получалось, что все поездки уже после на теплоходе сводились к тому, что меня здесь встречали родственники, поэтому на экскурсиях ни разу не было. Поэтому вам спасибо за рассказ и новинки, что для себя отметила.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. По моим теперешним ощущениям родственники в Самаре - это ценность, которую надо холить и лелеять. Рад что оказался в "воспоминательном смысле" полезным. ))))

      Удалить