среда, 3 июля 2013 г.

Про преимущества культурных отраслей. Музыкальное.



Итак, если статус Театральной отрасли сто лет назад стал  изменять научно-технический прогресс в виде Синематографа, а полвека спустя и Телевидения, то для изменения статуса Музыкальной отрасли Научно-Технический прогресс предстал в виде иголки, пружинки и иглы.


Для того, чтобы иметь возможность слушать музыку ДО наступления эпохи звукозаписи, человек должен был иметь или непосредственное или хотя бы косвенное отношение к музыке.

Знание нотной грамоты, умение играть на инструменте, быть вхожим в те места, где эту музыку можно услышать – будь то салон или театр, или городской парк, в конце концов. Всё это имело один существенный недостаток. Человек не мог унести музыку с собой. Рядовой, не отягощённый музыкальной грамотой человек – которых было всё-таки большинство - мог слушать музыку только тогда, когда ему эту музыку играли. Или пели.

Для этого он должен был либо обладать денюжкой – чтобы пойти в театр, либо связями – чтоб попасть в какой-нибудь салон Анны Павловны Шерер, либо дождаться воскресенья и погулять по городскому садику, либо в конце концов иметь пьющего соседа-гармониста за стенкой. В любом случае соприкосновение с музыкой зависело для такого обывателя не только от его желания.

Появление граммофона (патефона, магнитолы, магнитофона, сидиплеера) значительно упростило решение вопроса «Как послушать музыку простому обывателю?». Звукозапись, так же, как и в случае с театром, отобрала значительное количество потенциальных слушателей у музыкальных театров. Основная масса народа стала довольствоваться записями. И объяснить цинус живого звука таким людям подчас просто невозможно. Музыкальные мероприятия всех видов – от оперы до выступления народных ансамблей - тоже сейчас являются прерогативой избранных. У каждого отдельного зрителя своя мотивация, и каждая такая мотивация действенная и истинная для этого конкретного человека.

Но опять же, посещение, а вернее, востребованность музыкальных мероприятий сейчас и до эпохи звукозаписи сравнивать нельзя. Вам наверное трудно представить действительность этих слов, а поэтому опять же прибегнем к нашей апокалипсической фантазии про отсутствие электричества и ответим на вопрос «Где и как часто вы слушаете музыку?». В принципе музыку. Любую. Я думаю, один раз в день обязательно. Это либо телевизор, либо радио в машине или маршрутке, либо по ТВ. Самые заядлые меломаны – в том же плеере.

Была ли возможность у предков слушать музыку так часто?
Вряд ли.

Сегодня человек в отношении восприятия музыки имеет ровно ту же возможность: он может ЗАБРАТЬ музыку С СОБОЙ, СТАТЬ её ВЛАДЕЛЬЦЕМ и пользоваться музыкой в любое время.

Поэтому статус музыкальных театров, филармоний, концертных залов, точно так же как и драматических театров, после наступления НТР изменился. И подходить к завлечению в них зрителей с теми же манками, что были 120 лет назад – верх глупости и беспечности. И рассчитывать на тот же спрос, что был на подобные заведения до начала эры звукозаписи – также верх наивности.

Скажу пару слов о нашем ДОРОГОМ Новом Музе. Мне недавно один знакомый Серж Лифарь поведал, что тамошние служащие на гавно от возмущения исходят, когда при них Новый Муз называют Новым Музом. Они пафосно сразу начинают поправлять, что никакой он не «Новый Муз» а ОПЕРНЫЙ ТЕАТР ! Ну чо, поржал я на это. Да-с. Так вот, касаемо Ёперново Тятра: А вы заметили, что каждый взрослый спектакль, идущий на большой сцене в этом театре – великое событие? Акцентирую: Не каждая премьера, а каждый спектакль!!! На сегодня так получается, что каждый Спектакль для взрослых, поставленный в Новом…. пардон, Ёперном тятре, это огромное, практически эпохальное событие для города. Впрочем, наверное, как и для самих артистов. А почему? А скорее всего потому, что вполне ожидаемо случилось то, о чем я писал давным-давно. Не набирается зал. Некому туда ходить, если спектакли будут идти так часто, как они должны идти при нормальном положении вещей.

Давайте посравниваем. И посравниваем неправомерно и некорректно. И для сравнения мы возьмём Большой, Марииинский, Ла Скалу, Одесский, ну и наш – Ёперный.

Сравнивать я буду только основные сцены. Для тех, кто не в курсе: у некоторых театров есть по нескольку сцен. Чаще по две. Большая и малая. Иногда они находятся в одном здании – как у нас. В случае с Мариинским театром - Старая и Новая сцены. Их разделяет Крюков канал, через который от одного здания к другому перекинут проход. В случае с Большим театром Старая и Новая сцены – это отдельные здания, которые разделяет улица.  Одесский национальный академический театр оперы и балета в октябре 2012 года тоже открыл себе малую сцену. Она вааще масюсенькая - на 60 человек. В Ла Скала тоже была вторая маленькая сцена, но они её по каким-то причинам давно выпилили.

Сравнивать я хочу статистику именно по большим или основным сценам.  И вот почему. Если, допустим, что-то случится с неосновной – малой – сценой, общественность невнятно промычит соболезнующее один раз, и сразу об этой прискорбности забудет. Но вот если, вдруг, что-то случится с основной сценой, то общественность фактически будет считать, что театр не работает. Ну как у нас с «Октябрём» было. Когда работал главный зал, воспринималось это как «ОООО! кинотеатр «Октябрь» работает!!!» Когда главный перестал работать, из большого сделали ночной клуб, и посетителей принимал только малый зал, то его, как часть «Октября», и не воспринимал никто. Ему - этому залику - даже отдельное название дали «Модернъ». Тоже будет и с Ёперным театром. Представьте, что закрылся этот малый зал, и кто это заметит, кроме самих работников театра? А представьте, что закроется большая сцена? Всё. Кирдык. Все труды Жилкина насмарку. Если закрыта Большая, Основная сцена, уже никто не будет воспринимать весь театр как функционирующий, даже если на малой сцене будет по два спектакля эвридей.

Поэтому и давайте условно посравниваем только большие сцены приводимых театров, а вернее, количество спектаклей, которые прошли на них в течение июня.

 Итак, МОСКВА. Население 11 979 529 человек, не считая лимиты. Большой театр. Старая сцена. 1740 посадочных мест. В июне месяце на Старой сцене Большого театра прошло (8,9,10,12,13,14,15,16,18,18,19,20,21,22,22,23,26,28,29,30) = 20  представлений. 18 и 22 июня их было по два.

САНКТ-ЛЕНИНГРАД. Население 5 028 000 человек не считая лимиты. Мариинский театр. Старая сцена. 1 609 посадочных мест. В июне месяце на Старой сцене Мариинского театра прошло (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 15, 16, 16, 17, 19, 20, 21, 22, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30,) = 31 представление.

ОДЕССА, Население 997 186 человек. Национальный академический театр оперы и балета. Основная сцена. 1 636 посадочных мест. В июне месяце на сцене театра прошло ( 1, 2,2,5,6,7,8,9,11,12,13,13,14,15,15,16,16,19,20,20,21,22,22,22,25,25,26,27,29,29,30.) = 31 представление.

МИЛАН. Население 1 350 267 не считая туристов. La Scala. Единственная сцена. 2 030 посадочных мест. В июне месяце на сцене театра прошло (3, 7, 9, 9, 10, 11, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 24, 25, 26, 27, 28, 29) = 18 мероприятий. Мероприятий - потому что среди прочего были 4 показа двух фильмов.

АСТРАХАНЬ. Население 527 345. Астраханский государственный театр оперы и балета. Большая сцена. 1200 посадочных мест. В июне на сцене театра прошло (1, 2, 6, 4, 11, 11, 13, 13, 14, 14, 16, 23, 29.) = 13 представлений.

Тут я на статистике, по понятным причинам, остановлюсь поподробнее. 11, 13 и 14 числа было по две познавательных программы для детей. То есть из 13 программ – 6 были исключительно для октябрят. Понятно, что на такие мероприятия билеты выкупаются школами оптом. Разумеется, я не в курсе, насколько был заполнен зал. Оставшиеся 7 мероприятий – для взрослых: Единоразовое мероприятие – Концерт Дениса Мацуева. Далее: «Травиата» Верди, Концерт-закрытие 17 сезона, «Борис Годунов» и 3 раза «Вальс белых орхидей». Итого для взрослых платёжеспособных дядь и тёть в июне месяце было 7 мероприятий.

То есть если 1 зал на 1 200 посадочных мест умножить на 7 мероприятий, то у нас получается что 8400 мест – это потолок востребованности Ёперного Театра в Каспийской столице в месяц.

Ну вот, даже если чисто побаловаться, подурачиться и поокруглять.  Разумеется для сравнения с Астраханью я не беру Питер, Москву и Милан - маленько неполноправное сравнение получится.

Беру Одессу.
Астрахань 527 345 человек. Востребовано 8 400 мест в месяц.
Одесса  -  997 186 человек.  Востребовано 50 716 мест.
Оба города стоят у морей. Оба города-порты.
Астрахань 527 345 человек. Пусть это 500 000.
Одесса  -  997 186 человек. Пусть это 1 000 000.

ПРИМЕРНО Астрахань в два раза меньше Одессы по населению. Разница в два раза. При таком раскладе востребованность Нового Муза должна быть…. нет, не так…. не должна – МОЖЕТ БЫТЬ не 8 400 мест в месяц, а 25 358 мест. То есть половина от одесской цифры.

Ну 25 тысяч востребованных мест в месяц это же не 8,5 тысяч!!!

И возвращаемся к тому вопросу, который я уже озвучивал. Если такой потенциал есть, то почему тогда дела обстоят так, как они обстоят? Я даже уже нихера и не спрашиваю, нафига построили этот театр. Ну построили уже! Надо теперь как-то с этим жить! Не сносить же!

Теперь надо думать, что делать, чтоб это падло пользу приносило, если не материальную, то хотя бы культурно-воспитательную (но лучше конечно и материальную тоже). И если оставить все интеллигентские словоблудия, то насущные вопросы звучат просто: Как загнать народ в театр? Как сделать, чтоб он ходил сам, осознанно, с интересом. Чтоб нёс денюжку с радостью, а не благодаря принудительному распространению промеж школьников и пенсионеров.  Кароче: КАК ПОВЫСИТЬ СПРОС на Ёперный Тятр?

Как повысить спрос на эту самую «Высокую музыкальную культуру» при условии, если любой лох может качнуть себе любую оперу из интернета прямо вот сейчас, параллельно с чтением этого поста? Прививать её в школах и штурмом насаждать через ТВ? И чо? Поднимите руку, кто считает, что таким образом чего-то изменится в посещаемости конкретно нашего Нового Муза? И главное через сколько лет? Пробуют. Прививают. Штурмовым образом транслируют на канале Культура.

А билетных спекулянтов как не было в Астрахани, так и нет. Для меня, кстати, это самый лучший показатель востребованности. Пока в Астрахани не появятся спекулянты театральными билетами - нельзя говорить, что дела обстоят ахуительно.

Для поднятия интереса надо использовать специфику именно нашего театра. Термины «высокое художественное достоинство постановки» придуманы самими театральщиками и никакого, ну во всяком случае – решающего, значения для широких общественных масс не имеют.


Прошедший в кремле «Борис Годунов» получил положительные отзывы. Там был Русскый дух, там Русью пахло – то, чего сегодня обострённо не хватает нашему обществу и государству. Чувствуется дефицит на темы национальной самоидентификации, чувствуется желание обратиться к своим национальным корням и национальной истории -  кто бы чего ни говорил.




Когда спектакль переместился на сцену театра, от русского духа нихера ничего не осталось. Погоня режиссера за концептуальным искусством обернулась для спектакля древнегреческими костюмами и декорациями. Режиссёра, наверное, хвалили коллеги и критики (не наши – московские) за новые творческие находки и трактовку русской истории в духе трагедий Гомера, чем он, вероятно, был страшно доволен. От простых астраханцев (тех самых, которые голосуют ногами и кошельком), наслышавших об успехе оперы в кремле и решивших посмотреть её на сцене Муза, он на закономерный вопрос «Ну как?» режиссёр получил бы лаконичный и правдивый ответ: «Да так…. хуйня какая-то…»


Сходите на сайт Ёперного театра в фотогалерею. Посмотрите на фотки. Составьте себе представление об оформлениях спектаклей, названия которых на слуху. Не знаю кому как, но я на ТАКУЮ трактовку «Пиковой дамы» не пойду. Да. Это очень самобытно! Это, наверное, выдаёт высокий духовный мир, творческие искания, личностное субъективное виденье данной темы  режиссёром…. но лично мне нахуй не нужен ни такой Герман, ни такая графиня…


«Ах, ах,ах, Лев Давидыч! Но ведь в оперу ходят ещё и музыку слушать!»

Музыку я могу в интернетах скачать – ответил я, и ещё over 9000 потенциальных ходоков в Ёперный театр. И будут правы.

Поэтому, главное, чем нужно привлекать зрителей в театр – это всем, что имеется в арсенале Оперного театра, кроме музыки. Ага!

Те, кому интересно конкретно вокально-музыкальное исполнение оперы, не являются вашими ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ клиентами. Они уже театралы на всю голову, и они уже ходят в оперу, и за их внимание и кошелёк не надо бороться.

Бороться надо за внимание тех – кто к вам индифферентен. И сверхцель этой борьбы - не один раз затащить горожанина в кресло, а сделать его постоянным клиентом театра. 

Чем можно в наших негламурных астраханских условиях привлекать внимание неискушённой публики к Ёперному театру в частности и к театральной отрасли вообще?



Лирическое отступление

Чем отличается оперно-балетный артист от драматического? Повышенной уязвимостью и коротким сроком сценической жизни.

Помните такой термин: «великие мхатовские старики» - те дедульки и бабульки, которых собрал ещё Станиславский, играли на сцене до победного конца. Остановить их могла только старческая немощь и смерть.  Я видел на сцене малого театра Анненкова, когда ему было 92 года. Он играл Фирса. В 1985 году Елена Гоголева – та, которая играла графиню в киноверсии Пиковой Дамы – упала и сломала себе шейку бедра. Она была ровесницей века. Ей на тот момент было 85 лет. Год она восстанавливалась, в 1986 году вышла на сцену и до 1993 года играла на сцене, сидя в кресле, поднимаясь из него только на поклон в конце спектакля. В октябре она приняла решение закончить свою карьеру, а через месяц -  в ноябре 1993 года она умерла. Это только два примера жизни в искусстве драматических актёров. Вспомните ещё нашего современника (Дай бог ему здоровья!) Владимира Зельдина. Шоб вы знали – этому огурчику 98 лет и он до сих пор играет в театре и снимается в кино. Красафчек «Пастух»!!!

Ну так вот. Ничего подобного в Опере, а тем более в балете быть не может. Балетные могут уходить на пенсию после 15 лет трудового стажа. То есть лет этак в 35. А слово «Могут» почти всегда, в пополняемых новыми молодыми кадрами коллективах, означает «Будут».
И дело не только в юридической стороне вопроса, но и чисто в физической. К этому возрасту все балетные уже обладают травмированными суставами,  растянутыми сухожилиями, сдвинутыми с мест позвонками… и подобными сомнительными достояниями. И только внутренняя самодисциплина не позволяет им разваливаться прямо по ходу движения. То есть, большинство из них может жить жизнью нормального гражданина, но чтобы продолжать профессиональную деятельность – кидать в воздух девок в пачках и пуантах и самому сигать до верхних колосников, выделывая кренделя ногами, как Спиноза – так это со временем становится для жизни всё более и более опасным.

Оперные вокалисты тоже ограничены всякими непрепредсказуемостями голосовых связок. Если с наличием слуха мало что изменяется с течением жизни, то вот голос - это очень хрупкий инструмент. И переохлаждение, и курение,  и секс не вовремя, и нервотрёпки, и даже эзотерические факты, как звёздная болезнь, могут фатально воздействовать на силу голоса. Оперный певец - это вам не рэпер и не попсовые поющие трусы. Каждое выступление – каждый выход на сцену, - это экзамен на профессиональную состоятельность. Когда пропадает голос у оперного певца, пред ним открывается тысяча новых дорог, но общее у них всех в одном – жизнь приходится начинать сначала. Не у всех это получается. Часто с потерей голоса у певца, чем бы он ни пытался заниматься дальше, начинается просто «период доживания жизни».

Именно потому, что у оперно-балетных артистов существует чудовищная конкуренция! Если драматический актёр с возрастом только меняет сценически амлуа от травести - героев любовников или роковых красавиц - до комических стариков, то балетные себе такого роскошества позволить не могут. На вышеприведённых примерах мхатовских стариков видно, что актёр драматического театра, или ТЮЗа, или кукольного театра может находиться на сцене до глубокой старости, то сценическая жизнь оперных, а тем более балетных артистов гораздо более зыбкая, короткая. Отсюда и легендарное битое стекло в балетных тапках, и интриги и всякие прочие ужасы и мелкие пакости. Психологическая обстановка в этих коллективах гораздо более напряжённая, чем может казаться из зрительного зала.

Конец лирического отступления.

Какие механизмы должны быть задействованы в привлечении интереса рядовой потенциальной публики в театры? Вообще в театры, а не в какие то конкретно – Ёперный или Драматический...




(Продолжение следует)