вторник, 2 июля 2013 г.

Про преимущества культурных отраслей. Театральное.


 В общем-то, это ещё один неинтересный аналитический пост, касающийся наших культурных достояний. Тема сисек, едросни, гомосятины и пропаганды курения не раскрыта в нём чуть больше, чем полностью.  Можно не читать.



А вот не написать его я не могу. Кто там из классиков русской литературы говорил: «Если можешь не писать – не пиши!»? Я на нижеизложенную тему думал долго, и пришёл к выводу, что не написать не могу. Ну, хотя бы чисто для себя.

Ну так вот. В ведомстве министерства культуры – не нашего, а вообще любого, по крайней мере в этой стране, находятся разные, так сказать, отрасли. Меня сейчас интересуют те отрасли, которые непосредственно зависят от внимания публики. От ног публики и кошелька ея. Поэтому всякие природно- и культурно-охранные организации я оставляю за пределами данных рассуждений.

Кое-кто из «Наследия» может эту писанину со спокойной душой пропустить. Она его не касается.

Можно эти отрасли  делить по всяким разным принципам и самовыдуманным системам и почти все такие деления будут справедливы. Я не буду сильно мудрить, но тоже попилю их по своим субъективным критериям. Конечно же, условно.

Отрасль Музыкальная, отрасль театральная, отрасль экспозиционная и отрасль букинистическая.
Разумеется в определённые моменты они могут пересекаться, что регулярно и происходит.
Думаю всем всё понятно… хотя нет… расшифрую. Во избежание недоразумений и двоякости. В конце концов, моя систематизация – чо хочу, то и делаю.

Отрасль Музыкальная. Тут я НЕ имею в виду всяки-разны ночные клубы и гаражные рок- группы и закомпьютерных рэперов и всю прочую неформальщину, к коей каждый из нас когда-то хоть сколько-то принадлежал. Я имею в виду те организации, которые … классические, академические и ни у какого министра культуры не вызывают нервической изжоги. Создание таких организаций либо инициировано официальными культурными органами, либо эпизодически ими поддерживается, либо всячески благословляется в общем.

Таким образом, к этой «музыкальной отрасли» принадлежат: Филармонии, Консерватории, Музыкальные театры, Всякие музыкальные коллективы, независимо от их национальной, сословной, академической и прочих принадлежностей, в которых играют на струнно – духовых инструментах и поют хором и ртом.

Сюда же – к ней же, принадлежат ещё и танцевальные коллективы, которые тоже делятся по тем же принципам, но только не поют ртом, а танцуют ногами: от народников до балета.

И сюда же относятся совмещённые коллективы, которых сейчас, наверное, большинство, в которых и поют ртом, и танцуют ногами. Чего вам первое приходит в голову? Правильно! Музыкальные наши театры и всякие разные, любимые тарасовские  ряженые  казаки.

Благосостояние этих коллективов завит частью от финансирования министерством, частью от подаяний приблудных спонсоров, частью от того, как к ним на концерты будет простой народ ходить и билеты покупать.

Это Отрасль МУЗЫКАЛЬНАЯ. Такая, в которой люди смотрят на твои вокальные, танцевальные или инструментальные умения.

Отрасль ТЕАТРАЛЬНАЯ. Тут наверное всё ясно.

Что мы имеем на сегодня? ТЮЗ, Драма, Кукла. Некоторое количество любительских театров-студий, в которых в основном школоло повышенной степени духовности. Правда, честно говоря, я не очень в курсе, кто именно их финансирует: МК или только Гутман. В любом случае я ж тут говорю не ТОЛЬКО о подведомственных минкульту организациях, а вообще обо всех, хоть как-то несущих культуру в массы, а следовательно, от этих масс зависящих, и желательно финансово этими массами подпитываемых.
Короче, вторая отрасль – прозаическо-лицедейская.

Отрасль третья. ЭКСПОЗИЦИОННАЯ.
То есть всевозможные музеи-галереи. Из-за моего местечкового сепаратизма я не буду рассматривать наши заштатные музеи. То есть те, которые за штатом – вне города. Мне хватит для высоколобого анализа и тех, которые тут у нас.
Экспозиционная отрасль у нас, а впрочем, и не только у нас, а и в Рязани, Костроме, Саратове и прочем замкадье, представлена в виде:

а) художественных галерей – то есть помещений, где висят картины и стоят статуи. И в виде

б) музеев разного размера и ухоженности, в которых стоят всякие старые самовары, черепа, слонопотамы, костюмы с висюльками, дверные ручки и прочие предметы некогда широкого потребления, дающие представление о быте наших (?) предков.

Субъекты этой Экспозиционной отрасли неистово-вяло борются за  потребителя  посетителя с переменным успехом. Отчасти потому что не имеют внятного представления как это делать, Отчасти потому, что их существование не зависит от зрительских поступлений, а только от поступлений бюджетных, и отчасти потому, что значительная часть пребывающих в этих организациях на должностях – люди абсолютно случайные, равнодушные и незаинтересованные морально.

Наконец, отрасль БУКИНИСТЧЕСКАЯ. Тоже моя  старая   пыльная  давняя любовь. Всякие библиотеки. От Научной до детской. Вы, кстати, табличку на стенке детской библиотеки – ну той что около ТЮЗа - читали?
«Улица Мусы Джалиля названа в честь героя Великой Отечественной войны Джалиля Мусы». Эта номенклатура-выдумщица во все времена была такая…. номенклатура! Мало что меняется.)))))

Ну так Воооот. Обрисовалось у нас четыре подминистерствокультурных отрасли. Все они не могут и не будут существовать без потребителя: посетителя-зрителя.
На повестке дня, товарищи, следующий простой вопрос: Кто из вышеназванных отраслей имеет бОльшие шансы обогатиться за счёт непосредственных потребителей (а не субсидий, грантов, бюджетных и спонсорских поступлений) , а кто, неизбежно, загнётся со временем как вид, если ничего не будет менять в нынешних делах своих скорбных.

Я убеждён, что из представленных четырёх отраслей только одна имеет в перспективе шансы на «самостоятельное плаванье» - то есть на возможность существования за счёт самостоятельно заработанных средств, а не полученных от министерств культуры, агентств по культуре, сердобольных спонсоров и прочих грантов.

Для того что бы представить себе перспективы вышеперечисленных культурных сфер, надо посмотреть на них под своеобразным углом зрения, без всяких культурно-интеллектуальных высокопарностей. Надо принять во внимание некоторые аспекты, которые, как правило, игнорируются, когда речь заходить о культуре масс, ибо подобные рассуждения на фоне высоких идей о развитии духовности нации выглядят совершенно приземлёнными, утилитарными а поэтому не заслуживающими внимания культурной элиты.

В результате – культурная элита продолжает ныть от зарплат, страдать хуйнёй на рабочем месте, обвинять во всём всех кроме себя, заниматься по жизни ИКД – имитацией кипучей деятельности, и обижаться, когда эту деятельность никто не принимает всерьёз. Как следствие – раздутая самооценка (ЧСВ), богемность головного мозга – от непризнанности никем: ни начальством, ни народными массами, и абсолютная, совершенная бесполезность существования ввиду обиженности на всё (Ах вы так! А я тогда какать не буду!!!).

И всё это касается не только обычных людей, работающих в культурной сфере, но и целых организаций, главная задача которых состоит только в том, чтобы нравиться вышестоящему руководству, дабы своевременно получать от него хоть какое-то финансирование. Фактической же отдачи от таких субъектов и объектов – ноль. Не происходит ни ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО окультуривания масс, ни зарабатывания денег хотя бы в рамках самоокупаемости. Представители так называемой «культурной элиты» состоят балластом в организации, в которой работают, а сама такая организация – балласт в бюджете города, области, и в конечном счёте страны. Даже не балласт, а Паразит, именно потому, что ничего не приносит, ничего полезного не делает, не выдаёт никакого полезного продукта - ни фактического, ни культурного, ни интеллектуального.

Но для того чтобы понять, почему востребованная вчера широкими массами населения культурная организация сегодня превратилась в анахронизм, а завтра, без принудительной поддержки государства, превратится в атавизм, который незаметно отвалится и потеряется в пыли истории, надо начать издалека.

Дело в том, что развитие технического прогресса за последние сто с лишним лет изменило, так сказать, статус организаций, относящихся сегодня к сфере культуры. Именуются они так же, как и в течение  всего предыдущего времени, но возможности, а точнее востребованность их среднестатистическим гражданином значительно изменилась. И произошло это именно из-за развития научно-технического прогресса, как ни странно.

Именно востребованность таким среднестатистическим гражданином определяет, будут ли в принципе существовать эти культурные организации или канут в лету как лапти, гужевой транспорт и арбалеты.

Сегодня хотя бы периодическая причастность отдельного человека к  «очагам культуры» уже служит определённой характеристикой этого человека. Конечно, я не имею ввиду конвоируемые этапы школоты то в драмтеатр, то в галерею, то в краеведческий музей. Я говорю о взрослых самостоятельных людях, которые осознанно делают выбор посещать или не посещать такой «очаг». Ну наверняка же у нас у всех есть знакомые, которые либо никогда не были ни в театре, ни в музее, ни в галерее в самостоятельном возрасте. У них нет этой потребности. У них этой потребности не было и 30 лет назад, когда они были среди той же школоты, под учительским конвоем препровождаемой в ТЮЗ во время летних площадок. У них за всю жизнь не возникало желания даже нахаляву посетить очаг культуры, не говоря уже о том, чтоб купить билет. У меня у самого есть знакомые, которые прожили в Питере 11 лет и ни разу не были в Эрмитаже. И желания не возникло!

Но если вдруг я знакомлюсь с человеком, который периодически посещает Драму, или Музтеатр, или в курсе всех новых выставок в Музеях-галереях, но при этом не имеет профессионального отношения ни к одной из этих организаций, ни к культурной сфере вообще -  это уже ОГОГО какая характеристика данного человека! Это уже ОГОГО сколько говорит мне о нём, даже если я с ним не перекинулся и парой слов.  Я уже готов назвать его и интеллектуалом, и театралом, и интеллигентом, даже если он на АГПЗ цистерны от серы отмывает. И я почту за удовольствие с ним общаться, даже если мы ни разу ни коснёмся в разговорах премьерных спектаклей или новой выставки.

Таким образом, сегодня принадлежность к очагам культуры - это почти свидетельство принадлежности к богеме, к культурной, интеллигентской прослойке народа, но почти к некоей, извините, элите, ибо все подряд в театр не ходят именно потому, что нет у них такой потребности.

Но!!!!!!
Дело-то как раз в том, что так было не всегда. Культурный статус театра ещё сто лет назад был совсем другой.  И он был значительно, так сказать, ниже, чем сейчас. Театр был не «культурным» понятием, а развлекательным. Ибо, если сравнивать с нашим временем, общественных развлечений тогда было значительно меньше: Театр, Цирк, Ярмарочные гуляния, Балаганы и т.д. Ну вот представьте себе, что у нас сейчас отменили электричество. Не важно, в силу каких обстоятельств: Война. Ленинскую ГЭС взорвали. Или нашествие инопланетян, которые изменили физические свойства материалов, и медь с алюминием перестали быть проводниками. Вообще на земле теперь не существует электропроводящих материалов. И электричества НЕТ. Только именно представьте себе!!! Ярко, доходчиво и убедительно.



Чего мы лишаемся? Телевиденье, компы, Кинотеатры, радио, телефония…. Проще, по-моему, сказать, с чем мы остаёмся. С тем, что подразумевает участие Живых людей. После того как мы освоились с дровяными печками, свечками, керосиновыми лампами, научились делать чернила и бумагу, ломанулись в села и деревни занимать брошенные дома, учиться доить коров и точить косы и серпы, чтоб не умереть с голоду и прочая… и прочая… перед нами в конце концов неизбежно встала проблемка общественного досуга и отдыха. После того, как нас утомили своим деревенским однообразием балалаечники, гармонисты, гитаристы и домбристы, мы решили вспомнить как общественно-отдыхали наши прадеды и деды во времена своей молодости и восстановить места общественного досуга и развлечения - то есть театры, цирки, балаганы. То есть такие места и мероприятия, где не существует электронно-электрического посредника между показывающим и смотрящим. А ля натураль…

У этого театра (тут я разумеется имею ввиду и музыкальные театры тоже) нет и не может быть первостепенной задачи воспитания духовности, преемственности национального самосознания, идентификации и всех прочих красивых и невнятных понятий. У этого театра есть задача развлечь обывателя и заставить его отдохнуть от действительно подчас физически тяжёлого бытия. Ни о какой элитарности театра речи не идёт. Театр развлекает и заставляет испытывать эмоции, которые больше нигде обыватель испытать не может – бурные сострадания, сопереживания, восхищения. Цирк заставляет бояться зверей, восхищаться ловкостью акробатов, смеяться над клоунами.

Давным давно – в электрическую эпоху - всё это нам давало телевиденье, интернет, кино… Теперь испытывать те же эмоции возможности нет, но потребность-то в них осталась! Поэтому каждый спектакль и цирковое представление проходят при переаншлаге. Всякое сценическое действие – это событие, которое обсуждается и пересказывается.

Теперь представьте, что опять же в силу каких-то обстоятельств произошёл апокалипсис наоборот. Прилетели другие инопланетяне, расхерачили прежних завоевателей, вернули законы физики в старую колею. Медь и алюминий опять стали электропроводимы. Засветились телевизоры, кинопрекционное оборудование очищено от паутины, Компы заработали, торренты стали раздавать.

Мы вновь можем времяпрепровождать дома. Мы все получили возможность испытывать желаемые эмоции, не поднимая жопу с диванов. То, за чем мы ходили по театрам и циркам – мы можем получать, не выходя из дома. Живое сценическое действие опять становиться уделом избранных и приверженных - тех, кто видит разницу и прелесть в восприятии живого человека, а не его тени на экране монитора или телевизора. Но таких избранных, понятное дело, в сотни раз меньше, чем было в безэлектрическую эпоху - в эпоху,  когда не было выбора.

Здание театра осталось прежним, остались те же актёры и репертуар тот же. Изменился статус театра – будь он драматический, музыкальный, оперный. Теперь у него есть альтернативы, и он не может соперничать в развлекательности ни со своим сыном – кинематографом, ни со своим внуком – телевиденьем, ни тем более с троюродным правнуком – интернетом.

Благодаря научно-техническому прогрессу рядовой обыватель – бывший зритель – может «на дому» получать те эмоции, что получал в театре. Он, выражаясь ещё доходчивей, может ЗАБРАТЬ С СОБОЙ источник этих эмоций, СТАТЬ ВЛАДЕЛЬЦЕМ и пользоваться ими в любое время.



Лирическое отступление.

Я стараюсь здесь рассуждать именно как рядовой невзрачный обыватель. Ибо только понимая и рассуждая как он, можно приблизиться к ответу на вопрос, как затянуть в очаги культуры основную массу населения. Задача проста – понять, как сделать так, чтобы основным источником дохода очагов культуры стал простой горожанин, не охваченный ещё интересом к этим самым очагам культуры. Как привить ему этот интерес и необходимость стать «постоянным клиентом» театров и музеев. И в конечном итоге  - понять, каким образом можно заставить его раскошелиться.

Но прежде всего нужно понять, что происходит сейчас. Вернее, почему сейчас не происходит того, что должно происходить. Нужно анализировать ситуацию. По положению дел в астраханской культурной сфере я, увы, могу смело утверждать, что никаких аналитических способностей ни у Тарасовой, ни у её кабинета и в помине нет. Последнее время были спущены сверху практически плановые нормативы дохода организаций, подведомственных министерству культуры. Как именно выполнять эти указания, не знают ни те, кто их писал, ни те, кем они одобрены, ни те для кого они писаны. В результате, в «очагах культуры» на сегодня царит тщательно скрываемая паника, в результате которой мы вскоре легко можем получить исход из культурной сферы некоторого количества опытных и компетентных кадров с длительным опытом работы.

Какие последствия?

Их место займут абсолютно зелёные девочки-институтки и бывшие школьные училки. Только единицы из тех и из других обладают желанием и способностью заниматься именно научной, изыскательской деятельностью. Единицы!!!  И те и другие имеют отношение к образованию, но не к науке. То есть фактически в научной среде, за редким исключением, это случайные люди. В результате научно-исследовательская деятельность, которая просто обязана активно функционировать в подведомственных заведениях МинКульта, будет равна нулю. На сегодня она еле теплится и активизируется к ежегодным (а не ежемесячным или ежеквартальным) конференциям, а по окончании их почти засыпает на целый год.

Другое последствие – есть шансы в результате этого кадрового исхода получить большое бурление говн, вроде того которое было, когда Тарасова только заступила на пост министра культуры, и начала свою кадровую политику. Но тогда людей увольняли. Сейчас же люди уходят сами.

Возникает вопрос: На что направлена ТАКАЯ кадровая политика, и правомерно ли говорить, что у нынешнего руководства культурой она в принципе есть?

Ну так вот. Про аналитическую работу над существующей ситуацией. Я не вижу последствий такой аналитической работы. Исходя из бритвы Оккама – самое простое объяснение и есть самое верное – если нет последствий аналитической работы, то, скорее всего, нет и самой аналитической работы.

Министерство Ку на эту тему не заморачивается вообще и плывёт по течению. Поэтому то, как идут дела у нас в этой сфере, зависит только от одного: насколько хорошо  государство финансирует эту область. Хорошо финансирует – хорошо идут дела. Хреново финансирует – и дела идут так же. Ни министр, ни подопечные советники,  ни директора подведомственных организаций не верят в то, что сегодня возможна самоокупаемость этих самых организаций. Поэтому никакого хоть сколько-то внятного плана реализации (как это нынче модно называть «дорожной карты») перевода культурных объектов на самоокупаемость не существует. Проще говоря – есть приказ «Вы должны стать самоокупаемы и приносить доход». Как этот приказ выполнять – никто не знает. 

Все Шрайбикусы в ахуе.
Начальница Шрайбикусов рассчитывает только на внезапное маркетинговое сатори, которое должно постигнуть её садхаков.

Гуру Пей Мей Троцкий теребит жиденькую седую бородку и знает, что не следует ждать милостей от природы…

Конец лирического отступления.




(Продолжение следует)