вторник, 21 мая 2013 г.

Итак День Музеев_02


Что нужно такому дяденьке или тётеньке, чтоб захотеть посещать наш музей имени Пиписькина или любой другой прочий музей если не постоянно, то периодически? Что заставит его это сделать? Как говорил какой-то умник: «Правильно поставленный вопрос уже содержит в себе подсказку для ответа». А другой умник вторил (это мне особенно нравится): «Если у вас хватило ума поставить перед собой какую то задачу – то у вас хватит ума и решить её. По интеллектуальным усилиям это примерно равные вещи.»

Ну во-первых надо привить комплекс неполноценности.

Если у современного школьника нет айфона  - он лох. Если у продавца сантехники нет самого драного авто – он лох. Если у его жены нет современной стиральной машины – она лох. Если у их старшего сына нет компа – он лох. Они никчёмности. Они прожили свою жизнь напрасно. Никто не задумывается, что 20 лет назад люди без всего этого жили и прекрасно себя чувствовали. Общество потребления продиктовало им свои условия существования, и они их приняли. Если говорить в том же ключе не о материальных единицах, а о приобретениях – точно тоже самое. Если наш герой не ездит по весне на рыбалку или охоту – лох. Если она не ездила хоть раз в турцию, тунис или египет – лох. Если их старший сын не посещает клубы – лох, если никогда не посещал – кубический лох. Если все означенные родственники не ездили и не посещали – то их младший сын – лох.

Тут работает стереотип навязанного престижа. Если ты чего не имеешь или что-то пропустил, или где-то не был – ты лузер. Если не собираешься это исправлять – ты тупой лузер, который не понимает в жизни ничего и с котором собственно не о чем говорить.

Вот в эту канву и надо вплести тонко, умело и изящно повод для привития комплекса неполноценности от непосещения музеев, галерей, театров и прочих культурных мест. Поле для творчества необыкновенное. Нужно учитывать специфики целевых аудиторий. Кто-то, в зависимости от личностных тараканов, повёрнут на национальной, религиозной и исторической самоидентификации. Кто-то на том, чтоб найти себе в подружки или друзья культурного мальчика или девочку. Кто-то озабочен проведением культурного, но непременно ОБЩЕСТВЕННОГО досуга – ему жизненно необходимо быть частью толпы, участвовать в едином деле мероприятии, отчасти для того чтоб самоутверждаться, став в нём победителем. Кароче: поводов для творчества маркетологов – масса.


Во-вторых, надо обязательно сделать так, чтоб человек, из музея уходящий, уносил в кармане, или в руках чего-нибудь большое, красивое и бесплатное. ))))))) Не, если он попытается из краеведческого спиздить плюшевого трицератопса, его следует, разумеется, моментально забить насмерть ногами прям в тамбуре на ступеньках. Это понятно. И при входе прям с балкончика повесить, как Муссолини. В назидание.

Я имею в виду, конечно, уносить что-нибудь легально. То есть, в каждом музее при покупке билета ему должен вручаться один красивый большой и очень цветной билетик, буклетик-карта, с описанием всего того, что он увидит и где именно на этажах. Если будет хотя бы какой-нибудь календарик, или что-нибудь такое же функциональное, пусть и совершенно не нужное – то тоже будет не плохо. Если буклетик и календарик будут разными – ещё лучше: В буклетике карта и описания залов, На календарике – фотка одного из экспонатов в высокохудожественном Исполнении Максима Коротченко, или виды залов, или 360 градусная панорама в исполнении Агафонова. В принципе – похрен что, но это должно быть большое, или этого должно быть много! Выдаваться это должно с покупкой билета – ещё одно функциональное назначение – помимо психологического – что б руки были заняты, что б не было ни соблазна ни возможности жирными ладонями гладить слонопотамов или статуи мраморные трогать!

В-третьих – при каждом музее (говоря музеи я сюда отношу и АГКГ и Тетюшинова и Кустодиева) надо завести какое-то своё молодёжное сообщество со стабильным контингентом. Филармония в этом смысле пошла дальше, раньше и быстрее всех. Их начинание «Детская филармония» я поддерживаю двумя руками. Про высокоидеологические функции этих сообществ я распространяться не стану – вы сами придумаете обоснуи – приобщение, воспитание, и всё такое прочее. Фактическая же необходимость от них состоит в том, что это будет наша пятая колонна в рядах бляцки бездуховного подрастающего поколения – наши секретные агенты влияния.

Помимо этого – от них требуется любыми способами, любыми словами освещать информационно в соцсетях, в школе, в своём кругу общения мероприятия в которых они будут принимать участие пусть даже в качестве зрителей. В конце концов они могут являться неофициальными представителями того или иного музея в своей школе – ну хотя бы для того, что б постоянно анонсировать и информировать о музейных мероприятиях администрацию своей школы – и как следствие - что? правильно! Помогать распространять билеты.

Тут нужно понимать, что до определённого возраста человек просто не в состоянии воспринимать информацию, излагаемую тем языком, которым эта инфа излагается на официальных сайтах что минкульта, что галереи, что музея. Прочитана пятиклассником она может быть, а вот понята – вряд ли. У доктора хауса есть аксиома «Все люди врут». У музейщика, у преподавателя, у работника культмассовых мероприятий для детей должна быть другая аксиома «Все дети – тупые и опасные засранцы». Если она не найдёт подтверждения в каком-нибудь мероприятии – это будет огромная радость для самих же работников. С таким тупым в основной массе контингентом адекватно и результативно работать может только подготовленный агент. Воспитанием и подготовкой таких агентов и должны заниматься эти самые молодёжные сообщества. Разумеется, они сами не будут понимать этого, но исполнять своё назначение среди своих ровесников они будут. Эффективность и полезность для музея такого студийца напрямую зависит от степени и искренности его личной вовлечённости в процесс музейной жизни.

Чем может заниматься такая студия? Чем угодно, что может заинтересовать детёнышей в возрасте от 12 до 16 лет и что, разумеется, будет полезно для музея. Разумеется, что тут же могут быть и вовлечены студенческого возраста персонажи, но у них уже немножко другие приоритеты, да и под родительской пятой они уже меньше находятся.

Тут же могут им даваться навыки экскурсоводов по этому музею. Только здесь должен быть ответственный и серьёзный подход. У детёнышей приматов должны воспитываться не только память для заучивания текста, но и культура речи, развитие литературного языка, дикция, артикуляция, артистизм, понимание смысла текста, культура в одежде в конце концов (девкам с пирсингом в пупке стать водителем экскурсий не светит). При должной, но впрочем не очень суровой подготовке можно выпускать их в работу с посетителями. Взрослые тёти и дяди просто прутся по умным и опрятным детишкам, излагающим экскурсионный материал без бумажки. Их дети – ровесники этих игрушечных экскурсоводиков – начинают тихо и люто их ненавидеть, ибо понимают что родаки по возвращении домой сразу начнут ставить их в пример своим чадам.

Сразу предупреждаю: ни в коем случае не надо эту экскурсионную подготовку школоты ни преподносить, ни воспринимать как воспитание будущих кадров. Надо осознавать, что «текучка кадров» в таких молодёжных сообществах большая и пытаться сколотить что-либо стабильное, дело практически бесперспективное. Поэтому подготовка должна занимать краткое время и преподноситься родителям этих птенцов как развитие детской личности в первую очередь. На этой же базе при музейной студии можно давать абсолютно примитивные навыки юного реставратора, юных оформителей музейных экспозиций, и прочих дисциплин которые преподаются в институтах при подготовке музейных сотрудников.

Гешефт для студийцев  состоит (например) в том, что помимо причастности к культурному месту, общения с не самыми дебильными представителями своего поколения и некоторыми претензиями на разную профессиональную ориентацию на некоторые мероприятия они будут получать бесплатные пригласительные, в том числе на две хари. А вот кого уж они приведут – родителей или ровесников - дело их. Важно, чтоб благодаря этой пятой колонне жизнь в конкретном музее или вообще в музеях города освещалась не только ведомственными тётями из комментов в блоге Министерства Ку, а ещё и простыми детёнышами и простым языком, который будет воспринимаем и понятен их ровесникам.

Вовлекая детёнышей в культурную жизнь в качестве такой пятой колонны, мы автоматически нашими секретными, для них самих, агентами делаем и всех их мам-пап и особенно бабушек и дедушек. Вы ж знаете, как бабульки любят попиздеть по телефону. Они ж часами делятся друг с другом какого цвета у внучеков какашки! Вот вам и ещё один информационный канал, охватывающей людей старшего поколения, которым не покорился интернет, но который охватывает собой практически весь город.

Далее. Это уже в-четвёртых. В срочном порядке надо не просто разрешить, а практически принудить фотографировать и фотографироваться в музеях. Исключение составляют картинная галерея и кустодиев – то есть музеи, где выставлены живописные полотна. О воздействии фотовспышек на красочный слой я ничего говорить не буду, ибо сам не знаю и не проверял. Приходится верить специалистам и допустить, что фотовспышка действительно губительна для красочного слоя.

Для того, чтоб запретить фотографировать в музеях, галеристами всех стран выдуманы кучи, просто курганы убедительнейших отмазонов, которые лично для меня совершенно тухлые. Абсолютно. За ними ничего не стоит, кроме желания обоссать свою персональную ножку стола. Как котэ по весне – куст, воняющий другим котэ. Отмазонов у музейщиков существует около полутора миллионов. Самое смешное, что никто из них сам не верит в убедительность этих доводов. Хотите воочию увидеть, как выглядит когнитивный диссонанс? Поглядите на музейщика, который рассуждает об этом и задайте ему пару тройку убедительных и логических вопросов. У меня всегда слёзы на глаза наворачиваются от этого зрелища: человек порет какую-то хуйню, знает, что это хуйня и ВЫНУЖДЕН придерживаться этой точки зрения!!!

Только я вас умоляю, не трольте музейщиков при исполнении. Они правда не виноваты. Это не они придумали. Не бабки смотрительницы и часто даже не директора. Это правила такие – и с этими правилами надо разбираться не ниже чем в городском МК. Вот спустят оттуда РЕШЕНИЕ – так и будет.

Ну так вот. О фотографировании в музеях, исключая картинные хранилища. Хотя по большому счёту эти последние только тем и отличаются, что в них надо придумать способ фотографирования, который не будет вредить картинам даже теоретически.

Нужно не просто разрешить фотографировать в музеях, а везде знаки повесить и уведомления на разных языках о том, что фотографировать можно. Можно – это им – туристам. А НУЖНО – это нам, музейщикам. (Бля, вот я отождествился!!!!)))
Зачем нам это нужно?
А сами не понимаете?

Каждый снимающий в музее, а потом показывающий эти фотки своим знакомым посредством телефона или выкладывая их в соцсетях является нашим бесплатным рекламным агентом.

Если вы у себя на странице рекламируете какую-то фирму, торгующую кастрюлями, вы в конечном итоге помогаете пополнить какой-то вполне конкретный частный карман.

Если вы показываете, а тем более рассказываете о посещении какого-то музея и делитесь о нём своим мнением – совершенно не важно положительным или отрицательным – вы привлекаете внимание и формируете спрос на этот музей. Следовательно – опять же по большому счёту - вы участвуете в формировании интереса ко всему культурному и историческому наследию этой страны. Да. Вам за пост, рекламирующий музей или театр, или галерею, или выставочный зал, никто не заплатит, даже если вы попросите. Не парьтесь. Почувствуйте себя меценатом. Побудьте благотворителем ровно на ту сумму, в которую вы оцениваете этот пост. Вы ж наверное удивлялись и восторгались хоть раз безграничной благотворительностью наших купцов. Ну вот и почувствуйте себя личинкой Сапожниковых или Губиных. Надуйте чуточку свое ЧСВ.

Но для того чтоб это происходило, пост разумеется должен быть проиллюстрирован. Фотками разумеется. А вот это уже зависит от музейного руководства. Если хватит ума у какого-нибудь конкретного руководителя музея понять, чем для него выгоден один иллюстрированный информационный пост во всемирной паутине – будет ему счастье. Если нет – ну значит будет он сидеть с некрашеным фасадом, как у музея Ульяновых.

Фотографирование в музее во сто раз выгоднее музейщикам, чем людям, которые это делают. Люди, которые не сделают ни одной фотографии - тупо не вспомнят о посещении  этого музея. В наш век визуальной информации даже радиостанции заводят себе вебкамеры для вещания картинки в сеть, ибо речи всё равно мало. Нужна картинка! Если вы, музейщики, надеетесь найти отзывы в сети о вашем музее, упоминания, ссылки, фоторепортажи – забудьте нахуй о таком термине как «плата за съёмку»!!!! Вы не платите за упоминание о вас в сети. А оно вам нужно гораздо больше, чем какому-нибудь интернет-жителю. Без фоток этот прыщавый дрочер напишет ещё один гневный пост «запутина!» и против навального, или за навального и против путина, или просто «про сиськи». О вашем обшарпанном снаружи и вонючем после евроремонта внутри музее он не просто не упомянет, а даже не вспомнит о его существовании. И только потому, что у него не останется из него фотографий. А не останется, потому что ему тупо в лом будет платить сто рублей за съёмку при входе в музей, о котором он никогда ничего не встречал в сети, потому что предыдущий дрочер не написал о этом музее ровно по той же причине.

Деньги, которые наши музеи выручают за официальное разрешение фоткать, не делают вообще никакой погоды для музея. В Эрмитаже – делают. В Лувре - делают. Но там число посетителей измеряется другими цифрами. В наших же музеях за те же сто или пятьдесят рублей турист предпочтёт купить себе в примузейной лавке магнит на холодильник – и правильно сделает. И суммарно эти магнитики принесут музею больше, чем гипотетическая плата за съёмку.

Всё, что я тут написал о фотографировании в просто музеях, действительно и в отношении живопись-содержащих объектов. С той лишь разницей, что тут встаёт вопрос о возможном вреде, оказываемом вспышкой на красочный слой. И снова повторюсь: я не специалист, чтоб категорически отвергать или поддерживать данную гипотезу. Лично я её не проверял. Но я допускаю, что такой вред существует. Может существовать. Поэтому надо сделать всё возможное, чтоб любители снимали в помещении без вспышки. Увы, не всегда получается договориться, объяснить. Значит, нужно создать условия, при которых человеку будет не комфортно снимать со вспышкой, и комфортно делать это без неё. Вариантов тут тоже может быть много. Если не додумаетесь сами, можно посоветоваться с блоггерами. Одна голова хорошо, а две - страшно! гыгыгыггы))))))).

Поэтому резюме:
В маркетинге есть такое правило: Надо продавать больше, чем обещаешь.
Вы покупали когда-нибудь видак, или фотоаппарат?  Вы покупаете конкретно фотоаппарат. Открываете коробку, а там кроме непосредственно девайса ещё куча всякой, разной степени полезности, хуйни! Проводочки всякие, футлярчик для аккумулятора, ремешок, инструкции на семидесяти языках включая эльфийский, талон на годовое гарантийное обслуживание (О_о), Диск с дистрибом для компа, который никогда не понадобится с десятком программ которые нахер не нужны… и прочая… прочая… И сердце радуется: покупал-то фотоаппарат, а получил целый магазин электротоваров!!! Прийатно!

Причастность к культуре вообще и музею в частности должна вызывать как можно больше положительных эмоций,  и иллюзий выгоды. Причём эта выгода должна быть видимо-бесплатная. Пофиг, если её стоимость уже включена в билет. Не надо об этом говорить клиенту. И тогда он будет доволен до усрачки, горд тем, что он теперь один из посвящённых, и спокоен, поручая музею на попечение своих малолетних наследников. Одна из задач – сделать так, чтоб посетитель себя почувствовал частью этой общности и воспринимал всякую встречающуюся информацио о ней – этой музейной общности – как весть о своём близком друге, или родственнике или месте, к которому он имел самое непосредственное отношение на протяжении последних 50 лет своей жизни.

Тогда он спокойно, и даже с чувством удовлетворения и сам ещё раз свои  бапки принесёт  придет ещё раз и друзей приведёт – чего нам собственно и надо.

Я поздравляю всех музейных работников с минувшим профессиональным праздником и желаю всем здоровья, терпенья и счастья. А верю, что когда-нибудь мы станем ИМ нужнее, чем сейчас, и каждый будет заниматься тем, чем действительно хочет и умеет, а не чем вынужден заниматься сейчас.
Спасибо вам за вашу работу и самоотверженность.

Чмоки-чмоки.
Троцкий.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий